Android Calendar QR code
Google Play
Android Calendar QR code
Apple Store
 »  »  » Brexit и что из этого выйдет?
07.06.2016

Brexit и что из этого выйдет?



ForTrader.org

Курс фунта стерлингов в начале лета получил довольно ощутимый удар, поводом для которого стал опрос, проведенный компанией YouGov, показавший, что число сторонников выхода Великобритании из ЕС неожиданно превысило количество противников. Проведенный Telegraph аналогичный опрос показал, что из 19 тысяч респондентов за выход Великобритании из ЕС высказались 69%.

Аналитики уже не раз обращали внимание на то, что опросы, которые проводятся в Великобритании, довольно плохой способ спрогнозировать итоги голосования, примером чему служит референдум о независимости Шотландии. Тем не менее, участники рынка довольно нервозно воспринимают любые новости о Brexit, что отражается на курсе британской валюты.

Попробуем разобраться, что же будет, если на референдуме 23 июня Великобритания все же решит выйти из состава ЕС.

london-brexit

Крупнейшие мировые банки – первая потенциальная жертва Brexit

В первую очередь в связи с выходом Великобритании из ЕС, проблемы возникнут у крупнейших мировых банков. Исторически сложилось, что Лондон является финансовой столицей Европы. Кроме множества других поводов для беспокойства: низкой прибыли, нервных инвесторов и въедливых регуляторов, добавился еще один повод для головной боли – вероятность Brexit. Если это произойдет, то крупнейшие банки мира будут поставлены перед выбором – выводить свой бизнес из Великобритании или нет.

Пока пресс-службы банков предпочитают отмалчиваться. Сокращая свои расходы, они, тем не менее, не тратят каких-то заоблачных сумм на разработку чрезвычайных планов. По всей видимости, референдум воспринимается как рыночное событие, которое вызовет нехватку ликвидности и всплеск волатильности, и дата которого заранее известна.

Естественно, самой сложной проблемой для банков будут валютные курсы. С января по апрель 2016 года курс GBP упал против EUR на целых 9%. На данный момент просадка уменьшилась до 3%, причем фунт стерлингов торгуется против евро и доллара на чуть более высоких уровнях, чем в феврале, когда было объявлено о проведении референдума. Стоит ли говорить, что в случае выхода Великобритании из ЕС эти движения покажутся детской забавой?

Рынки опционов закладывают в цену незамедлительное падение фунта на 4%. В 6- или 12-месячной перспективе экономисты предсказывают обвал курса стерлинга на 15% или даже 30%. ОЭСР, МВФ, Казначейство и прочие предрекают британской экономике значительный ущерб; пострадать может и Еврозона. Во всем этом нет ничего хорошего для расположенных в Лондоне банков и их корпоративных клиентов – хотя особо предприимчивые трейдеры смогут поживиться на скачках валют.

«Пропускные» проблемы банков

Фунт стерлингов

Стоит отметить, что британские власти не сидят, сложа руки, а прилагают все усилия для «сглаживания острых углов». Банк Англии, например, намерен провести три дополнительных аукциона репо в районе даты референдума, фактически предлагая деньги любому банку, способному предоставить в качестве залогового обеспечения обыкновенные акции. Крупные британские банки имеют доступ к иностранной валюте через другие ЦБ, кроме того, у Банка Англии открыты своповые линии с коллегами по G7 и со Швейцарией.

Таким образом, волатильность, более-менее, будет взята под контроль и управляема. Другой вопрос – правила ЕС, в рамках которых финансовая компания одной из стран Евросоюза может обслуживать клиентов остальных 27 стран, не открывая при этом региональных отделений.

Дело в том, что европейские филиалы банков стран, не входящих в ЕС, также попадают под эти правила, что позволяет американским, швейцарским и японским фирмам обслуживать из своих лондонских офисов всю Европу. Пожалуй, самым ярким примером может послужить Goldman Sachs: из 6,5 тыс. его европейских сотрудников 6 тыс. работают в столице Британии; в Лондоне же строится и новый офис банка, который будет готов в 2019 году. Отчасти, именно благодаря такой «пропускной» системе Лондон владеет 70%-ной долей рынка евровых процентных деривативов и 90% европейского рынка в сегменте первичных брокеров.

Если Британия выйдет из ЕС, а текущие договоренности не будут пересмотрены или заключены заново, то срок действия таких банковских «пропусков» на дальнейшее ведение бизнеса в регионе закончится. Прийти к соглашению вполне возможно. Правила ЕС разрешают допуск на внутренний рынок сторонних компаний, лицензированных собственными надзорными органами. Британия будет отчаянно бороться за сохранение своей финансовой индустрии, и банки наверняка будут агрессивно лоббировать этот вопрос. Даже в этом случае расходы на юридические услуги, вероятно, возрастут – просто потому, что банкам придется иметь дело с двумя отдельными сводами норм и правил. Да и достичь договоренности может оказаться непросто. Ни одно государство, не являющееся членом Евросоюза, не располагает полным спектром привилегий доступа на рынок ЕС. Кроме того, бывшие партнеры Британии могут проявить несговорчивость: французские и немецкие политики не захотят выглядеть слишком мягкотелыми в преддверии грядущих в следующем году выборов.

London, goodbye?

london-goodbay

Быстрого решения этих вопросов ожидать не приходится. Британия будет формально оставаться членом ЕС еще два года (а то и больше), обговаривая условия «развода», прежде чем будет запущена процедура выхода из Союза. Однако время будет идти, а банкам надо будет строить свои планы. После кризиса регуляторы предпочитали, чтобы банки представляли собой юридические лица с отдельно капитализированными активами и находящиеся в отдельной юрисдикции. Регуляторы ЕС могут оказывать на них давление, подгоняя с принятием решения и переводом капитала и человеческих ресурсов – скорее всего, туда, где у них уже имеются филиалы. Глава как минимум одного банка еврозоны уже выразил обеспокоенность тем, что в Лондоне станет намного сложнее осуществлять клиринг сделок, номинированных в евро.

Банки с явной неохотой (по крайней мере, на публике) обсуждают, что они могут сделать по этому поводу. Никто не хочет строить определенных планов до тех пор, пока в них не почувствуется острая необходимость. Впрочем, в феврале HSBC сообщил,  что может перевести 1 тыс. сотрудников (около 25% своего лондонского штата) в Париж, где расположен филиал банка, Crédit Commercial de France. В прошлом месяце представитель высшего руководства Deutsche Bank в интервью заявил, что «было бы странно» торговать европейскими гособлигациями и валютой в отделении немецкого банка, которое не находится в ЕС. Другие представители деловых кругов предполагают, что бизнес можно начать в Дублине (что частично связано с либеральным трудовым законодательством Ирландии) и Люксембурге.

Ранее Лондону удавалось опровергать мрачные пророчества. Он стал финансовой столицей Еврозоны, оставшись при этом вне зоны обращения евро. Сила его притяжения, вероятно, слишком велика, чтобы не допустить массового оттока крупных банков. Помимо предоставления широкого спектра банковских услуг, в арсенале Британии находится также армия бухгалтеров, юристов и других специалистов. Это огромный бурлящий котел, здесь всегда кипит жизнь, и людям нравится находиться в ее эпицентре.

Однако если Британия покинет ЕС, финансовая индустрия Европы распадется на части: деловая активность и число компаний в других ключевых центрах вырастет, а в Лондоне – снизится, как, вероятно, и общая активность. Британия лишится экономии от масштаба, а другие центры будут недостаточно крупными, чтобы компенсировать эту потерю. Это будет означать рост расходов и издержек, что финансовые фирмы с трудом могут себе позволить после восьми тяжелых послекризисных лет. Неудивительно, что они уповают сейчас на британцев, которые своим выбором могут нейтрализовать эту потенциальную проблему.



Начать торговать




Загрузка...