Android Calendar QR code
Google Play
Android Calendar QR code
Apple Store
 »  » Письмо Королеве Елизавете II
02.09.20091148

Письмо Королеве Елизавете II

МАДАМ,
Когда Ваше Величество посетили Лондонскую школу экономики в ноябре, вы очень верно спросили: почему никто не заметил приближение кредитного кризиса? Британская Академия собрала форум 17 июня 2009 года, чтобы обсудить ваш вопрос, собрав на него большое число экспертов от бизнеса, Сити, регуляторов, академии и правительства. Это письмо резюмирует мнения участников и факторов, которые они упоминали в ходе нашей дискуссии, и мы надеемся, что оно ответит на ваш вопрос.

Многие люди предвидели кризис. Однако, точную форму, которую он примет, время его возникновения и жестокость не была предсказана никем. Что важно в таких обстоятельствах, это не только предсказать природу проблемы, но также и время. И при этом найти волю к действию и уверенность, что регуляторы имеют в своих руках силу и нужные инструменты, чтобы справиться с проблемой.

Было много предупреждений о дисбалансах финансовых рынков и глобальной экономики. Например, Банк Международных Расчетов неоднократно выражал опасения, что финансовые рынки могут неверно представлять себе риски. Наш собственный Банк Англии давал множество предупреждений об этом в своих полугодовых отчетах по Финансовой Стабильности. Риск-менеджмент являлся важной частью финансовых рынков. Один из наших крупнейших банков, сейчас почти полностью национализированный, как известно, имел 4000 риск-менеджеров. Но сложность была в том, чтобы увидеть риски для системы в целом, а не для определенного финансового инструмента или займа. С привлечением лучших математиков у нас в стране и за рубежом, подсчет рисков часто разделялся на части в зависимости от отрасли. Но они часто теряли из виду всю картину целиком.

Многие также были озабочены дисбалансами в глобальной экономике. Мы наслаждались периодом беспрецендентного роста мировой экономики, которая помогла многим людям в бедных странах, в частности Китае и Индии, повысить уровень жизни. Но это процветание привело к тому, что сейчас называется «глобальный избыток сбережений». Это вылилось в слишком низкие доходы по безопасным долгосрочным финансовым инструментам, заставив многих инвесторов искать больший доход, принимая на себя более высокие риски. Такие страны, как Соединенное Королевство или Соединенные Штаты, выигрывали от укрепления Китая, который снижал цены на многие товары, что мы покупаем, а также повышал ликвидность капиталов в финансовой системе, что облегчало заимствования британским домашним хозяйствам и бизнесу. В конце концов, это привело к повышению цен на жилье как у нас, так и в США. Было много тех, кто предупреждал об опасностях в связи с этим.

Но в противовес тем, кто предупреждал об опасностях, многие были уверены в том, что банки знают, что делают. Они верили, что финансовые гении нашли новые и более умные пути управления рисками. На самом деле, некоторые заявляли, что они настолько размыли риски по спектру новых финансовых инструментов, что почти полностью избавились от них. Сложно представить себе более печальную смесь ожидаемого (а не фактического) результата с гордостью и надменностью. Прочны были также убеждения, что финансовые рынки изменились. И политики всех типов попали под очарование рынков. Эти взгляды поддерживали финансовые и экономические модели, которые хорошо предсказывали краткосрочные и незначительные риски, но лишь немногие могли сказать, чтобы произошло, если бы все вышло не так, как в итоге и случилось. Люди доверяли банкам, чьи советы директоров и топ-менеджмент были собраны из наиболее талантливых людей по всему миру, а почетные директора имели внушительный послужной список работы в общественной и политической жизни. Никто не хотел верить, что их суждения могут быть ошибочными, или что они не способны компетентно и досконально взвесить риски в своих организациях. Поколение банкиров и финансистов вводили заблуждение себя, а также тех, кто считал, что они устанавливали стандарты для развитых экономик.

Все это раскрывает, как сложно было затормозить развитие этих обстоятельств в присутствии обещего настроя, что «все хорошо». Домашние хозяйства выигрывали от низкой безработицы, дешевых потребительских товаров и легкостью получения кредитов. Бизнес выигрывал от снижения стоимости заимствований. Банкиры получали обильные бонусы и распространяли свой бизнес на весь мир. Правительства выигрывали от больших налоговых поступлений, что позволяло им наращивать государственные расходы на школы и госпитали. Это породило психологию отрицания. Этот цикл был в основном наполнен не качественными изменениями, но заблуждениями.

У регуляторов, кто должен был управлять этими рисками, были также трудности. Некоторые говорили, что их обязанностью является «убрать чашу с пуншем, когда вечер достиг кульминации». Но это предполагало, что у них есть инструменты сделать это. Основной упор делался на проведение мягкой регуляции – легкого прикосновения. Лондонский Сити (и Управление по Финансовому Регулированию и Надзору) за такую политику восхвалялись, как образец финансового регулирования.

Существовало стойкое убеждение, что легче иметь дело с последствиями пузырей на рынках активов и жилья, чем обезглавить их во время наступления. Вера в это была порождена опытом, особенно в США, после того как на стыке веков удалось более или менее избежать рецессии посли взрыва пузыря дот-комов. Все это подпитало мнение, что мы сможем выручить экономику из беды после таких событий.

Инфляция оставалась низкой и не подавала никаких предупредительных сигналов, что экономика перегрета. Комитет по монетарной политике Банка Англии в соответствии со своим мандатом помог в создании беспрецедентного по длительности периода низкой и стабильной инфляции. Но это вылилось в то, что процентные ставки были низкими по иторическим стандартам. И некоторые считают, что политика не в достаточной степени способствовала снижению рисков. Некоторые страны поднимали ставки, чтобы противодействовать экономическому тренду (наклонялись против ветра). Но в целом, господствующее мнение заключалось в том, что монетарная политика должна противодействовать инфляции, а не контролировать более широкие дисбалансы в экономике.

Так где же была проблема? Казалось, что все делают свою работу точно в соответствии со своими обязанностями. И в соответствии со стандартной мерой успеха, часто делали ее хорошо. Упущением было не увидеть, как все вместе это объединяется в серию взаимосвязанных дисбалансов, по которым ни у одной стороны среди регуляторов не было полномочий. Это, соединившись со стадной психологией и мантрами финансовых и политических гуру, создало опасную смесь. Отдельные риски могли быть правильно оценены как незначительные, но риск для системы в целом был огромен.

В итоге, Ваше Величество, неумение предсказать время, протяженность и жестокость кризиса, а также побороть его, одновременно с множеством различных причин, были принципиальным упущением в коллективном воображении многих блестящих людей, как у нас в стране, так и в мире, что помешало понять риски для всей системы в целом.

Ставя упущения в прогнозировании в центр вашего вопроса, Британская Академия выдвигает некоторые предложения для слуг вашей Короны в Казначействе, Кабинете Министров и Министерстве Бизнеса, Инноваций и Трудоустройства, равно как и Банку Англии и Управлению по Финансовому Регулированию и Надзору по созданию новых, совместимых инструментов прогнозирования, так чтобы вам больше никогда снова не пришлось задавать ваш вопрос. Академия проведет еще один семинар, чтобы обсудить вопрос о «никогда снова» более широко. Мы сообщим о результатах Вашему Величеству. События прошлого года произвели благотворный шок. Окажется ли это выгодным, будет зависеть от объективности, с которой мы разберем уроки и применим их в будущем.

Имеем честь оставаться, Мадам,
cкромными и покорными слугами Вашего Величества

Опрос


Загрузка...