Android Calendar QR code
Google Play
Android Calendar QR code
Apple Store
 »  » The Economist: Цель - выжить
12.08.20091029

The Economist: Цель - выжить

Вопреки печальному опыту UBS, частный банковский сектор Швейцарии остается в приемлемой форме.

После посещения своего банка в Цюрихе, Джэйсон Борн, потерявший память убийца, удивился:” У кого может быть депозитный бокс, полный денег, с шестью паспортами и пистолетом? ” В распространенной выдумке также, как и в голливудских фильмах, ответ очевиден: клиенты Швейцарских банков имеют все выше перечисленное.

Если для мошенников такая репутация оправдана, то для Швейцарии, страны, в которой находится приблизительно одна четверть всех оффшорных денег мира, такая репутация – очень большая проблема. После близкого банкротства, UBS, крупнейший банк Швейцарии, теперь под прицелом Американского Налогового Управления (IRS), которое требует у него выдачи имен десятков тысяч предполагаемых злостных неплательщиков налогов. Предварительное урегулирование между ними было согласованно 31 июля, хотя его детали еще только будут публично обнародованы. В марте Швейцария согласилась выполнять налоговый кодекс OECD (Организация экономического сотрудничества и развития), который обязует её раскрывать информацию о клиентах, в которой нуждаются другие государства, чтобы исполнять свои законы. Куда теперь подадутся мошенники, диктаторы и военные преступники? И что будут делать Швейцарские банки, когда они уйдут?

Задайте эти вопросы Швейцарским банкирам и они очень вежливо объяснят Вам, что, несомненно, Ваши взгляды устарели на десятилетия. Они спокойны отчасти потому, что, как ожидается, подобные уступки, связанные с раскрытием информации о клиентах, будут ограничены. И кодекс OECD, и, они надеются, постановление UBS подтвердят принципы “не выуживания фактов”. Иностранные государства должны будут предоставлять имена клиентов и доказательства правонарушений, прежде, чем получить информацию на них. Даже если IRS остается на “тропе войны” и идет в обход правил OECD, только около 5% из $2 триллионов оффшорных активов в Швейцарии приходят из США.

Для большей части клиентов, налоговые требования к Швейцарским банкирам в любом случае не оказывает определяющего воздействия. Они выдвигают удивительно хорошие аргументы. UBS выводил фонды, с оттоком в CHF 30 миллиардов ($28 миллиардов) в течении этого года (см. диаграмму). Но в четырех других крупнейших банках, Credit Suisse среди них, были притоки частных капиталов в размере CHF 31 миллиардов. Клиенты сбежали из банка, но не из страны. Возможно, одна треть оффшорных фондов в Швейцарии из мест, где обеспеченные люди не платят налоги в полной мере, включая Россию и Ближний Восток. Они, главным образом, находятся в Швейцарии из-за политической стабильности и хорошо организованных банков.

Более заметно, что приблизительно 40% активов происходят из европейских страна с высокими налогами, в особенности в Германии и Италии. Налоговые отношения между Швейцарией и Европейским союзом были довольно радушными, а ограниченное соглашение по сотрудничеству, подписанное в 2004 году, позволило сохранять клиентам конфиденциальность. Хотя эти вещи могут становиться все более беспокойными. Германия побила крошечный Лихтенштейн по секретности. Италия и Великобритания предлагают налоговые амнистии, чтобы привлечь деньги назад. “Мы освобождаем пещеру Али-Бабы”, говорит Гуилио Трэмонти (Guilio Tremonti), министр финансов Италии. Но даже если деньги покидают Швейцарию, они, возможно, не покидают швейцарские банки. Когда Италия в последний раз провела налоговую амнистию в 2003 году, на ошеломляющие 80% вынутых из Credit Suisse активов вернулись обратно, так как клиенты открыли счета через Итальянские филиалы. Сегодня, много частных банков создают свои европейские филиалы, чтобы помочь смягчить воздействие любых новых амнистий.

Наконец, Швейцарские банкиры указывают, что “идти больше некуда”. Все основные офшорные банковские центры взяли на себя обязательства по правилам OECD, даже такие экзотические, как Либерия и Бруней. Некоторые утверждают, что Гонконг и Макао могут стать выбором лиц, уклоняющихся от уплаты налогов. Как говорят, маловероятно, что они исполнят правила OECD, чтобы привлечь иностранцев. Но обратной стороной медали для клиентов может стать высокие политические риски. Оффшорные центры будущего, вероятно, будут политически устойчивыми, с хорошими правовыми системами, фирмами и стратегией неконфронтации с большими экономическими системами на почве налогов. Stefan Jaecklin из Oliver Wyman, фирмы консультантов, считает, что Сингапур и Швейцария, наиболее вероятно, будут отвечать всем требованиям. Действительно, банки развивающихся рынков продолжают обосновываться в Швейцарии. Недавние прибытия включают в себя фирмы из Бразилии и Китая.

Если массовое бегство из Швейцарии, связанное с налогами, кажется маловероятным, бизнес – это трудно управляемый корабль. Меньше людей становятся очень богатыми. Прибыли находятся под давлением, поскольку клиенты избегают покупки сложных продуктов рынка спекулянтов, играющих на повышение. В ответ частные банки внедряются в развивающиеся рынки и укрепляются у себя дома, сказал Huw van Steenis из Morgan Stanley. Находящийся в ЦюрихеVontobel купил Швейцарский филиал Commerzbank, например. Есть подобное давление в Германии, где Deutsche Bank обдумывает долевое участие в Sal Oppenheim Jr & Cie.

Это все ещё оставляет один невероятно сложный вопрос: это ли современная тенденция сосуществования частных банков вместе с более рискованными инвестиционными банками и хедж-фондами. В теории, существование конгломерата облегчает удовлетворение обеспеченных людей и создание комплексных продуктов для их привлечения. Практически же, это может отпугнуть их. Кризис “доказал традиционную швейцарскую модель,” говорит Николас Пиктет (Nicolas Pictet), партнер в Pictet & Cie. Джулиус Бэер (Julius Baer): ”другой банк среднего размера, продал его исходное биржевое подразделение в 2003 и в настоящее время покинул GAM, из-за его волатильных хедж-фондовых операций.”

Один из двух гигантских конгломератов, Credit Suisse отличается крепким здоровьем и утверждает, что его инвестиционный банк помогает повысить резервы его частного банка. В отличие от него, 4 августа Освальд Грюбель (Oswald Grübel), директор UBS, сообщил о ещё одной потере в инвестиционном банке и предостерег, что отток клиентов будет продолжаться. Репутация крайне важна для частного бизнеса, сказал он. Как и другие Швейцарские банки, UBS не сильно хочет иметь клиентов в лице убийц; а вот страдающих амнезией – другое дело.

Bourne to survive, The Economist, August 6

Опрос


Загрузка...